Депо Буй, столовая и музей

Верхневолжская поездка, часть 2

От вокзала Буй через виадук мы пошли в сторону депо, которое находилось на противоположной стороне линии. Оттуда к нему вела прямая дорога через пути и локомотивы в отстое, но мы сознательно так не пошли, чтобы формально не нарушать режим. Пришлось обойти территорию депо торной тропинкой по краю рощи и с обратной стороны зайти через вахту.

2. Через ворота мы невозмутимо прошли прямо на территорию, где отлично были видны оба локомотива-памятника – электровоз и паровоз. Там стояла, во-первых, классическая «Лебедянка» Л-2208 и кое-что менее стандартное – электровоз ВЛ60ПК №1859. Электровозов-памятников у нас немного, а этот к тому же оказался ещё и частично рабочим (но об этом ниже).

3. Напротив расположился памятник деповским рабочим, погибшим в Великой Отечественной.

4. Кстати, интересная деталь: у комплекса локомотивов были установлены светофор – ещё старый, линзовый, и семафор! Сзади паровоза установили водонаборную колонку с флюгаркой наверху (обычно они уже давно без флюгарок).

Тут нужно было найти товарища Валерия Золотухина, отвечающего за музей, и мы начали с дежурного. Он вопросу не удивился и отправил нас к двери музея, сказав, что оный товарищ ходит где-то тут и его вполне можно поймать. Мы подошли к двери в другой корпус – и действительно увидели бумажку с мобильным. Позвонили. Долго никто не отвечал – потом ответила женщина, видимо, его жена: «Вы знаете, Валерий Петрович забыл телефон дома, я не знаю, где он…». Ну что делать, может, и не найдём…

Я опять сходил к дежурному, он говорит – идите в этот корпус на второй этаж, там планёрка, дождитесь – может, он там. Поднялись – там и правда шло какое-то многолюдное совещание. Минут через десять, пока мы рассматривали информационные щиты, оно кончилось и из актового зала массой повалили суровые машинисты с помощниками. В основном молодые ребята и среднего возраста. Я вытащил визитку и стал высматривать в потоке железнодорожников самого многозвёздного, надеясь на удачу. В конце потока действительно смог отфильтровать начальника депо с 4 звездочками, или его первого зама (так точно и не понял). Представился, показал визитку. Он воспринял наши намерения очень позитивно, и пока дал команду искать Золотухина «со всеми колоколами», а нам предложил осмотреть, что нас интересует из исторического. Такое доброе отношение нас очень ободрило, и мы, конечно же, попросились в исторический корпус веерного депо с поворотным кругом, а потом ещё – осмотреть «Ермака», стоящего неподалёку.

5. Давайте осмотрим территорию. Вот проходим через ремонтный цех. Очень приятно и чисто, но народу никого (мы как раз попали на момент после планёрки).

6. Коллаж с тремя поколениями локомотивов.

7. Нашего провожатого звали Николай Сергеевич Гутько. Зашли в глубины веерного здания, и он показал нам любопытный артефакт – старинную чугунную печь начала ХХ в. Они применялись до наступления эры котельных.

8. Идём по полукруглому коридору веерного депо (которое, увы, по современным трендам тоже обшили сайдингом).

9. В одном из стойл стоит довольно немолодой ЧМЭ3.

10. Вышли и на поворотный круг. Мы могли сюда зайти, конечно, намного быстрее и незаконно, но тогда не было бы такой интересной экскурсии.

11. Взгляд назад, на веерное здание.

12. Обошли кругом это здание, затем вышли к «Ермаку». Николай Сергеевич нам сказал, что этот экземпляр пригнали туда для освоения машинистами и помощниками. Они должны освоить все нюансы новой машины, и совсем скоро она массово начнёт поступать на этот участок Северной дороги, заменяя ветеранов ВЛ80С, которые уйдут с магистрального движения. Рядом с «Ермаком» стоял рабочий «еремок» ЧС4Т.

Пока мы ходили по территории, помощники нашего проводника тщетно искали неуловимого Золотухина. Поскольку он забыл телефон дома, то, как назло, ни в какую не находился! Поэтому Николай Сергеевич с некоторым сожалением сказал нам: «Ну, наверное, ещё немного надо подождать… Найдём мы его! А вы сходите пока, пообедайте в нашей деповской столовой, там вкусно готовят!». Пошли туда, дело нужное…)

13. В столовой была приятная прохлада, мы с удовольствием ушли от изнуряющей сегодняшней жары и взяли по хорошей порции деповского обеда. Вот стоит радостный flackelf.

14. Цены в меню.

15. И мой сытный обед. Очень вкусный наваристый борщ, приятная натуральная картошка, а не богомерзкая смесь из хлопьев, и классический советский компот, которого я потом сбегал и взял ещё один стакан.

Сытно пообедав, мы снова вышли на жару. Неуловимого Золотухина работники депо так и не смогли найти, поэтому мы побрели к выходу. «Ничего не попишешь, так звёзды легли… Придётся остаться без музея…». Только мы подошли к воротам депо, как туда же подъехал старенький запылённый пятый жигуль, из которого вылез пожилой дяденька – по выправке явно бывший машинист. По неуловимым признакам мы поняли, что этот и есть тот самый неуловимый Валерий Петрович Золотухин! Но и он как-то это понял – видимо, до него наконец дозвонились, и сразу же наискосок пошёл прямо к нам. Поздоровался за руку и сказал – это я смотритель музея, пойдёмте.

16. Ну, раз так – значит, всё же судьба, пойдём смотреть. Мы поднялись в прохладный корпус и стали осматривать экспонаты, слушая попутно пояснения нашего музейщика.

17. Скоростемеры разных поколений. Самый левый – с паровоза Эг, строившегося в Германии по заказу СССР и нашему проекту, на который ставили швейцарские скоростемеры.

18. Газета 1936 г. (“Я видел Сталина!”)

19. Буйские железнодорожники активно отметились в колоннах особого резерва НКПС (ОРКП).

20. Удостоверение с паровозом ИС.

21. Макет здания Буйского депо (по которому мы ходили).

22. Эпическая картина на входе в музей – копия картины Константина Савицкого «Ремонтные работы на железной дороге», написанная по наблюдениям за работой по ремонту железнодорожных путей Московско-Курской железной дороги недалеко от станции Козлова Засека в Тульской губернии.

23. Буйские ребята из ОРКП, перебрасываемой в Маньчжурию летом 1945-го.

24. Осмотрев музей, Валерий Петрович позвал нас к паровозно-электровозному комплексу. К нему железнодорожники пристроили специальные платформы для удобного попадания в кабины. Да и вообще кабины были обустроены так, что все органы управления были в целости, сохранности и полной комплектности, а многое даже работало! Они были как испытательно-тренажёрный экспонат. С паровозом, правда, попадание не вышло – что-то там заело в замке. Наш проводник сокрушался, ругался на паровоз, но мы его успокоили и сказали, что «Лебедянок» с их будками мы видели не меньше десятка, а вот хорошо бы нам попасть в электровоз!

25. Электровоз, в отличие от несговорчивого паровоза, открылся сразу.

26. Мы протиснулись внутрь, и тут наш Валерий Петрович буквально преобразился и даже помолодел, сев в своё испытанное правое кресло машиниста! Было очень приятно наблюдать за такой метаморфозой – как машинист старой закалки преображается, попадая в родную среду.

27. Поход в кабину оказался с большими сюрпризами: к нашему изумлению, к локомотиву было подведено под газоном электричество и даже сжатый воздух! Благодаря этому на демонстрационном электровозе работал и басовитый тифон, и тонкоголосый свисток, и отпуск тормозов с его непередаваемым шипением. Переключались многие рычаги управления – с характерным щёлкающим звуком.

28. Затем В.П. стал показывать нам со всеми подробностями, как электровоз стронуть с места, как его разогнать и как правильно вести себя на подъёме и на спуске. Просто удивительно сделали деповские ребята этот экспонат – хотя даже «экспонатом» его назвать сложно, ведь у него многое действует! «И вообще, электровоз этот остался ходовым», – не без гордости пояснил нам наш гид.

29. Узкий проход через секцию.

30. Электровоз был заключительной изюминкой нашего деповского похода, после чего мы направились в город – через служебный проход. Далее мы перешли пути (вдали виден мост через реку Кострому) и отправились в город.

Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать + четыре =