XXXVI. Нерчинск. Забайкальский Версаль

Восточно-азиатский вояж 2007 г., часть 36 

По Забайкалью, часть 17


Итак, из Сретенска мы прибыли в Нерчинск. Седой дед на «семере» выгрузил нас и тут же умчался. Мы огляделись: контраст со Сретенском был разительным! Тут не было печати тамошной депрессии: нормальный чистый городок, перед нами ухоженный сквер, за нами – виднелось импозантное здание жёлтого цвета; завидев же впереди плакат-растяжку со словами «…цифровые фотоуслуги», мы вообще почти по-детски обрадовались. Цифровые! Фотоуслуги! Как же это красиво звучит! И ещё: все улицы были асфальтированы 🙂
Но самые удивительные открытия ждали нас дальше.

Вот та самая растяжка с плакатом, столь нас обрадовавшим.

Чистота улицы и дореволюционная архитектура, в том числе и её содержание – вполне на уровне.

А вот и то самое здание, которого оказалось комплексом золотопромышленника М.Д. Бутина и одновременно – краеведческим музеем. То есть сретенский дед подвёз нас прямо к музею 🙂
Мы всё же решили зайти, не откладывать на завтра, хотя было уже 17.40.

Зашли в музей – и сразу попали в огромный зеркальный зал! Ну прямо Версаль!
Тётеньки на входе удивились, конечно, нашему прибытию, но когда мы обьяснили, в чём дело и откуда мы, они не только согласились подождать после закрытия (кое наступало через 20 минут), но и пригласили милую девочку-экскурсовода, которая нас минут сорок водила по залам дворца и всё подробно рассказывала (иначе его никак не назвать!). «Сейчас мы покажем вам наш Екатерининский…» (это после того, когда я сказал, что приехал из Питера).
Сибирское гостеприимство, однако!

Относительно Нерчинского краеведческого музея скажу следующее: таких очень немного в России. То есть, такого уровня музеев. Я даже не просто не хочу сравнивать его со Сретенским, который находится в позорном состоянии, как по экспонатной базе, так и по квалификации персонала, но и другое скажу: он вполне может поспорить с музеями больших областных городов, причем в свою пользу; а по уникальности экспонатов – и с некоторыми питерскими дворцовыми комплексами.

Дворец изначально строил богатейший золотопромышленник Бутин (помните: «где золото роют в горах…»), который был самым мощным торговцем в Чите и Иркутске, при этом живя в Нерчинске. Самый первый зал его дворца назывался «музыкальный», где в XIX веке устраивались грандиозные балы. Ниже – немного элементов интерьерного декора.

Глинка…

Бах…

…Бетховен.

Но жемчужина музыкального зала дворца Бутина – это зеркала. Вернее, одно зеркало, которое считается крупнейшим на планете цельным зеркалом. По площади (18,5 кв.м.). Как его везли сюда – это особая история, девочка нам рассказывала – мы слушали, затаив дыхание. У Бутина было столько денег, что он не только купил их на Всемирной выставке в Париже в 1878 году (сами зеркала – венецианские, каждое изготовлено в единственном экземпляре), но и умудрился организовать доставку его в Нерчинск. И это – до постройки Транссиба (!!!).
Вот смотрите, главное Зеркало (не могу писать его с маленькой буквы) и Бодо, поставленный для масштаба. В отражении можно увидеть и меня 🙂

Насчет зеркала вышел спор, однако там он не разрешился, насчет того, осталось ли бутинское зеркало самым большим в мире и сейчас. Нерчинские музейщицы говорили нам, что и сейчас оно тоже самое большое из цельных. Но если вы, дорогие френды, сможете их опровергнуть (но аргументированно, с опорой на источники!) – пишите в комментах. А я уж с ними тогда свяжусь и скажу, я пообещал.

Ходили и по другим комнатам, где собраны подлинные предметы бутинского дворца.
Зеркал много было, разных. Но все изготовлены в одном стиле.

Подлинник Айвазовского, который Бутин купил в Санкт-Петербурге в тыща восемьсот лохматом году, меня окончательно прибил. После этого я уже ничему там не удивлялся.

Ещё зеркала.

Ковролин бы убрать, воссоздать тот паркет… но будем реалистичны, итак уже сделано колоссальное, по воссозданию интерьеров. Не понимаю, как смогли сохранить эти зеркала, ведь столько смутных лет прошло. Революция-1905, японцы-интервенты, атаман Семенов, адмирал Колчак, ранние большевики, ДВР, перестройка, лихие Девяностые с их всеобщими распродажами… просто чудо, что сохранились.
От музея морально мы долго не могли отойти, девушка нас водила ещё на хоры и на геологическую выставку минералов. Сильно поразило, особенно по контрасту со Сретенском. Нам довольно сложно было перестроиться за два часа с одного восприятия на совершенно иное.

Немного о Бутине, для тех, кто хочет просветиться (отсюда).
Глава фирмы Михаил Дмитриевич Бутин отличался высокой образованностью и предприимчивостью. Он переписывался с декабристами, был автором статей и книг по экономике Забайкалья, много путешествовал, был знаком со многими передовыми людьми того времени. В конце 70-х годов фирма Бутиных достигла расцвета. Ей принадлежали заводы: железоделательный (Николаевский), винокуренные (Александровский – около Иркутска и Борщевочный – в 30 верстах от Нерчинска), солеваренный (в Киренском округе), около 50 золотых приисков в Забайкальской, Амурской и Приморской областях. Фирма вела крупную торговлю мануфактурой, хлебом и вином (оптом) в Иркутске, Забайкалье и на Амуре.
На средства Бутиных в Нерчинске открылись: женское училище, музыкальная школа, аптека с аптекарским складом, типография и даже купальня. Бутины были организаторами ряда торгово-ученых экспедиций. Кроме большого сада с оранжереей редких растений, в котором трудилась их сестра Татьяна Дмитриевна – корреспондентка И.В. Мичурина, Бутины создали небольшую ферму с опытным полем и сельскохозяйственной выставкой.
Затраты Бутиных на культурные учреждения и благоустройство Нерчинска (даже при 30-40-милионных годовых оборотах фирмы) были весьма значительными. Свой знаменитый Дворец, который до сих пор украшает Нерчинск, Бутин начал строить в середине 60-х годов. Более десяти лет Бутины непрерывно строились. Громадные каменные пакгаузы, крытые железом, кроме прочих зданий были возведены в 1867 году. Через 9 лет на усадьбе появилась башня – резервуар для воды, накачиваемой локомобилем из колодца (позже вода шла самотеком из ручья). Вода спускалась в сад (сейчас городской парк) и в общественный сквер на площади (ныне стадион). В саду были павильоны, гроты, киоски, статуи античных богов, беседки, фонтаны и др.
Во дворце, выстроенном в мавритано-готическом стиле под руководством видных мастеров, были художественно оформленные камины и винтовые лестницы, редкий по красоте паркет из даурского красного дерева, огромный витраж “Архангел Михаил, поражающий дьявола” работы Мюнхенской мастерской (1857 г.), многочисленные картины известных мастеров, самые большие в мире по тем временам зеркала (площадью до 20 кв. м.), орган – оркестрион, домашний музей и библиотека (до 30 тыс. томов).
В начале 80-х годов в Сибири разразился торговый кризис. Был тяжелый неурожай, жизнь края сильно осложнилась, наступила безработица. Товары не находили сбыта, так как у населения не было денег. В результате полностью разорилось множество фирм. Не обошло несчастье и Бутиных. Кредиторы фирмы потребовали погасить кредиты досрочно и немедленно учредили “Администрацию по делам фирмы Бутиных”, отстранив хозяев от руководства. Более 10 лет М.Д. Бутин доказывал в судах свою состоятельность и, хотя сумел выиграть дело, все предприятия уже были разорены или распроданы.

* * *

После устройства в гостиницу (об этом в следующем посте) пошли прогуляться и были приятно удивлены неплохим уровнем жизни местного населения и его автомобилизацией. Вот что значит есть куда себя применить! Это – основа существования.

А вот тот самый памятник основателю Нерчинска, что был крупно воспроизведён в начале поста. Он находится сразу за станцией, на отшибе города.

Зарисовки собственно о городе – в продолжении.

Полное содержание цикла

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 + 2 =