XXXV. Деревянная архитектура Сретенска и отъезд

Восточно-азиатский вояж 2007 г., часть 35 

По Забайкалью, часть 16


А здесь я вам покажу образцы деревянной архитектуры Сретенска, среди которых попадаются весьма и весьма интересные экземпляры. В прошлый пост вошла только каменная архитектура. Ну, и рассказ об отъезде – в конце поста.

Вот это – краеведческий музей, о котором я вам рассказал в прошлом посте. Он находится в бывшем купеческом доме конца XIX века.

Краеведческий музей, окошко со ставенкой.

Был – интересный дом. Тоже дореволюционный. Думаю, реально недолго ему осталось.

Козырёк входа детского садика «Улыбка».

Образчик довольно сложной резьбы.

А это – Сретенский военкомат. Бывшее здание какого-то дореволюционного торгового дома (а какого конкретно, нам не смогли пояснить даже в музее).

Фрагмент здания военкомата. Интересное решение двух небольших окон, под крышей.

Еще один интересный старый дом. Ему, кажется, тоже не очень много жизни отпущено.

Дверь дома с резным козырьком.

Довоенное здание, связанное когда-то с Речфлотом. У набережной Шилки.

Резной столб, означавший когда-то чего-то.

* * *
В целом я могу про город Сретенск сказать вот что: много я видел райцентров в России, но такого унылого по общему настрою жителей – ещё нет. Самое плохое тут то, что в начале 90-х жители лишились каких-либо шансов на работу. Многие места в Читинской области последние лет пять уже поднимаются (особенно активно – сама Чита и горнорудные городки), но вот Сретенску с этим крупно не повезло. Сложно в Сибири возрождать что-то после всеобщей разрухи и запустения. Гораздо сложней, нежели в Европейской части…
Я думаю, Сретенск ждёт в недалеком будущем преобразование в село, в перспективе 10-15 лет и дальнейший упадок. Такие бывшие города уже появились в России – в 2004 году несколько перевели в разряд сёл, по итогам их развития в девяностые годы XX века. Своеобразное подведение итогов той смуты.

В районе четырех часов дня мы решили ехать дальше. Какой-то местный нам ещё посоветовал посетить дореволюционное еврейское кладбище на горе («там интересные надгробия») и часовню, но Бодо предложил искать машину на Нерчинск, иначе нам придется тут заночевать – что мы и начали делать («Иди ты, а то из-за моего акцента будут повышать цену на треть»).
Сперва подошел к двум таксистам наверху:
– Мужики, сколько?
– Тыща восемьсот!
– Да вы чё, тут же сто двадцать кэмэ!
– (посмеиваясь) Ну иди, поищи ещё 🙂
Бля, это все результат нашего парадного утреннего прибытия.
Подхожу к уазику около администрации:
– Тыща пятьсот!
– (озадаченно) Спасибо…

Внизу стоит ещё машина, но на такой нам ехать не хочется.

Вдруг ко мне подбегает оборванец лет 12-ти:
– Дяденько, дяденько, я вам машыну нашол!
– Где? Что за машина?
– Скорей! Скорей! А-а!
Беру его крепко за хлястик и, внимательно смотря в глаза, медленно, с расстановкой, говорю:
– Так. Без психа. Говори, какая машина и сколько стоит?
Он проникается:
– Вон внизу, белая семерка. Не знаю, сколько. Дяденько, а вы мне денег дадите?
– Дам десятку, при условии, если машина стоит вменяемых денег.
Подхожу к семере у магазина, там такой рассудительный седовласый дед.
– Сколько?
– Ну… тыща. Поедем?
– Поедем.
Бодо с вещами подошел, мы загрузились.
Оборванец:
– А меня возьмите скататься? Я тож хочу!
Дед:
– Куда, блядь, шалапут! Скататься тебе! Иди отседова!
Даю ему обещанную десятку, шалапут убегает.
Дед, сокрушенно:
– Из худой семьи. Никто не работает, и вот он не учится. Черт-те-чем занимается 🙁
* * *
Завелись, поехали.
Выехали из города, затем через Шилку и поехали на северную трассу.
Как выехали на неё, так дед как вдарил по газам, и держал всё время 110-120, громко комментируя всё вокруг.
– Усть-Наринзор! Тут шахты!
– Переезжаем Транссиб!
– А вот Верхняя Куэнга!
– Тут родник хороший!
Ну, и про жизнь тамошнюю нам рассказывал, кто, чем и как живёт. В принципе, было полезно, мы гораздо больше слушали, чем говорили, тем более что деду было приятно делиться информацией. Вот только гнал он безбашенно и отчаянно – Бодо даже километров через пять после выезда пристегнулся, хотя дед ему добродушно сказал «А это у нас не обязательно!». Кстати, в Сибири многие так ездят.

Лента дороги проходила в основном между пологих лысых сопок, пастбищ. От Шилки трасса шла довольно далеко, километрах в 15 к северу от неё.

Надо сказать и про звуковую дорожку в нашей «семёре». У него на кассетах была страшная мешанина – и Глюкоза, и шансон, и какие-то попс-девки, мне неизвестные. Однако одна композиция (твист) мне запала в душу – что-то было страшно знакомое. Деду она явно нравилась, он её раза три ставил. Я все силился вспомнить, откуда – и только вечером, в нерчинской гостинице, вспомнил. Это ж из «Кавказской пленницы»!
Словом, представьте себе картину: бешено по дороге среди сопок, ныряя вниз и взлетая наверх, несется 120 пожилая вазовская «семера», дед громко рассказывает истории, а в ней играет твист. Вот этот, послушайте и вы, только отнимите от него текстовое начало 🙂

В общем, теперь эта композиция у меня намертво ассоциируется с трассой на Нерчинск, ничего не могу с собой поделать. Особенно момент, когда аккурат в районе партии ударника мы налетели на скорости на неплохую выбоину 🙂
А дорога та была вот такая.

Около шести вечера мы торжественно влетели в город Нерчинск.
Дед, притормозив в центре, посмотрел на часы и гордо сказал: «Час двадцать! Ну как я вас доставил?». (Европейскому народу, скорей всего, очень трудно будет понять психологическую причину такой гордости).

Полное содержание цикла

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

тринадцать + 8 =