XXXIII. Сретенск. Конец Сибирского Пути

Восточно-азиатский вояж, часть 33

По Забайкалью, часть 14

Проехав из Куэнги по потрясающе красивой линии, идущей вдоль Шилки, почти через два часа неспешного хода мы прибыли на станцию Сретенск.

Почти все пассажиры пригородного вылезли на остановке Матакан перед мостом, и последние километры поезд шёл почти пустой. Когда пригородный тормознул у свежевыкрашенного голубенького деревянного вокзала, из вагонов вылезли разве что человек 10, не больше. Ну и мы, тоже. Город собственно – он на другой стороне Шилки, а тут – тишина. Глянули на реку – переправ нет, только мост вдалеке виднеется, километрах в трёх.
Нам надо был идти на восток от вокзала, чтобы увидеть собственно окончание Великого Сибирского Пути образца 1900 года, когда Забайкальская железная дорога была построена и введена в строй. Где же остановились царские инженеры-строители?

Но сперва – небольшое пояснение.
Вот фрагмент карты из фундаментальной книги англичанина Хармона Таппера, где неплохо видно, как был расположен Сретенск и почему он был выбран конечной точкой. Как видите, грузы и пассажиры по железной дороге доезжали до Сретенска и дальше уже плыли на пароходах по Шилке и Амуру до Благовещенска, Хабаровска или Николаевска, а далее – на Сахалин, как это сделал и Антон Палыч Чехов (он, правда, еще до постройки Транссиба ехал на Сахалин). От Сретенска Шилка прекрасно судоходна для судов приличного класса, и в те годы в Сретенске находилось 3 (три!) частных пароходства. Вот так.

Затем собирались строить железную дорогу вдоль Шилки и Амура дальше до Хабаровска, но сперва хитрец Сережа Витте пробил строительство короткой трассы через Китай на Владивосток и Порт-Артур (ставшую потом КВЖД, 1897), и эксклюзивное значение Сретенска немного померкло, а потом, после проигрыша русско-японской войны, решили строить дорогу по своей территории и повели линию от Куэнги на северо-восток, чтобы не соприкасаться с маньчжурской территорией как минимум на расстояние дальнобойного орудийного выстрела. И Сретенск в результате остался в стороне, хотя всё равно в царское время держал монополию по водным сообщениям и денег тут крутилось много.

Ну ладно, это я немного отвлёкся.
Вот вид от вокзала на Шилку. Сретенск-город на той стороне, только его тут не видно – он правей границы кадра. Впереди – конец В.С. Пути, нам – туда.

А вот и сам вокзальчик. Хорошо, что до сих пор остался аутентичный (не разрушили бы).

Традиционное фото в стиле «я и Кремель».

Рядом с вокзалом – старинное паровозное депо, внутри пустотелое и заброшенное.

На обратном торце его обнаружился нестертый еще Ильич на фоне советского флага.

За ним обнаружилось другое дореволюционное здание с символикой Сибирской дороги, но свежее и покрашенное (вид назад).

Надпись на сём здании.

Впереди ветка уходила прямо в обрывистые сопки. Слева была лесопогрузочная точка, там грузили лес и с верха вагонов работяги с удивлением воззрились на нас, минуты на три прекратив работу. Один весельчак закричал сверху: «Нефть ищете?». На что мне очень хотелось ответить «Нет. Собираем сказки, легенды, тосты…», однако я удержался и просто ответил «Ага».

Пройдя лесопогрузку, рельсы стали кончаться, обнажив шпалы, похожие на рёбра. Колея железки вела прямо в обрыв.

Вид назад, на колею дороги. Вдалеке видно знакомое нам беленькое здание депо.

Всё. Справа Шилка, впереди гора. Дальше хода нет.
Вот он, конец Великого Сибирского Пути в 1900-м году.

Делаем совместное фото на память, в стиле «Киса и Ося были тут», примостив Никошу на краешек скального уступа.

Забираемся на скалу (надо было выше, чтоб вид был аутентичный, но я побоялся).
Вид назад. Видны станционные постройки, слева – Шилка, а вдалеке еле виден автодорожный мост.

А вот что тут было всего лишь 105 лет назад.
Станция Сретенск в 1902 году. Видите, все набито и заставлено грузами, переселенческими бараками, вагонами, пакгаузами. На Шилке – куча переправ в город, который тоже в эти годы жил лихорадочной купеческо-посреднической жизнью. А вот и знакомое нам здание депо, правда, водонапорка века Двадцатого не пережила.

Ладно, удовлетворённые, осматриваем и снимаем окрестности, и идём форсированным шагом обратно, к станции, и шутник с лесовагона нам вслед добродушно кричит: «На Марсе нефти нет!».

Подошли к вокзалу. Никаких намёков на пассажирское сообщение в город, и машин тоже нету. Придётся пешком до моста чапать, другого выхода нет. От станции к мосту ведет дорога, уходящая круто в сопку. Нам – туда.

Приметы дореволюционной торговой лихорадки: капитальный дом, который никому не нужен лет девяносто, и посему – заброшен. Он не разрушается быстро, потому что очень уж хорошо построен, на совесть, не временно.

А вот бегает тепловоз, перецепляя вагоны с нашего пригородного. За Шилкой – собственно город Сретенск.

Забрались по дороге почти на верх сопки, и оглянулись назад. Ба, да это же почти классика с царской открытки! И Шилка, текущая в Амур, как на ладони, и станционные пути, и скала, в которую мы упёрлись.

А вот и сама классика, 1910 года. Тоже самое, почти.
Видите, сколько причалов и переправ? Жизнь бурлит и на станции, и в городе.

Сейчас же – только одинокая ж-д колея и идеально ровное насыпное пространство у берега, ничем ныне не заполненное и посему производящее немного нереальное ощущение. Вдали – мост, до которого нам надо дойти, там поймаем транспорт в сам город.

А город-то, самый центр – вот он, напротив (мы все то ещё вблизи увидим, в следующей серии). Какой-то несчастный километр нам до него, если напрямую. Но нету переправ тут в XXI веке. Надо было на 100 лет раньше приходить.

И мы идём и идём по пыльной дороге дальше, к мосту…
Хочется уже есть, но нету тут магазинов. А в рюкзаки пока не лезем.

Полное содержание цикла

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − 7 =