“Полярная Заря”-V. По Лапландии: Улеаборг – Рованиеми

На второй день автопробега перед экспедиционерами стояла задача достичь Рованиеми, пересечь почти всю Лапландию и бросить вечером якорь где-нибудь в районе озера Инари, близ русской границы. Итого примерно на 560-570 км: меньше, чем в первый день.

На реке Кемийоки, Южная Лапландия.
На реке Кемийоки, Южная Лапландия.

Розовый рассвет разбудил нас рано: уже в семь утра мы вовсю уплетали завтрак в отеле, стараясь заправиться поплотнее. В 7.35 свернулись, пришли к машине и эвакуировались за 15 минут до наступления платного времени парковки.
Сперва заехали в «Призму» за оставшимися по списку продуктами, а также за батарейками к моему оперативному фотику: комплект элементов питания Acme Power сразу же после установки в камеру накануне вечером в Улеаборге просто отказался работать, что-то там было с питанием. Поэтому надо было непременно купить нормальные. Затарившись в «Призме» батарейками, энергетиком, сыром, хлебом, салатом на перекус и кофе, мы выехали на магистральный шлях №4 (Е75) и покатили на север вдоль Ботнического залива.

После Кеми навигатор почему-то отправил нас на боковую дорогу (№926), шедшую параллельно главной вдоль реки Кемийоки, по другому её берегу. Мы не возражали: по маленькой дороге ехать веселей.

В живописном месте на берегу реки Кемийоки, за электростанцией, остановились на первый перекур. Впереди шёл облачный фронт, постепенно наступая и покрывая небо.

На Кемийоки финны понастроили целый каскад мини-электростанций, а мы оказались как раз напротив первой (или второй) по счёту.

Вот весь каскад мини-ГЭС: мы находимся у той, у которой стрелка.

У берега стоял памятник мужику с веслом. Что он означал – не знаю 🙂

Облачный фронт наступал, и наш путь пролегал навстречу ему. Мда, нехорошо.

Погнали дальше. Погода испортилась, и стал накрапывать предательский дождик. Всё вокруг посерело и поскучнело.

Километров за 15 до Рованиеми покидаем 926-ю дорогу, переезжаем через Кемийоки и вливаемся в магистральную «четверку».

11.30. А вот уже и Рованиеми – самый крупный город Лапландии (60 тыс.чел., примерно вдвое меньше Улеаборга), на 10 км южнее Полярного круга.

Вьездной знак.
Въездной знак.

Въезжаем собственно в сам город. Он почти весь новый, старых зданий практически нет – так как в Лапландскую войну (осень 1944) был разрушен войсками Рендулича подчистую, в руины. Поэтому архитектурных прогулок по нему мы не планировали. В намерениях стоял Арктикум, ж/д вокзал и самое главное – обед.
Смотрю на спидометр, от Питера – уже 981 км.

Подьезжаем к «Арктикуму», анонсированному в вокруг-световском путеводителе как «один из самых интересных музеев города на северную тематику». Ну-ну, «посмотрим, что это за Сухов»…

Сам музей спроектирован утопленным в землю.

Конечно же, без вездесущих японцев в туристических местах — никуда. Вот и сейчас, когда мы пришли, сын страны Восходящего солнца сидел в центре площади своим задом прямо на брусчатке и с наслаждением снимал на мыльницу всё окружающее.

Музей оказался недешевый (12 евро). Северная, однако, цена!
Билета не давали, а милая лапландская девушка лепила кругленький стикер «А» на одежду, это и служило признаком законности пребывания.

Основной ствол-коридор проходит в земле, под дорогой, а затем выходит прямо к берегу Оунасйоки.

В целом (забегая вперёд), надо сказать, что «Арктикум» на меня не произвёл сильного впечатления — музей больше познавательный, с фишками для детей и разными «попсовыми» приблудами для взрослых, интересных экспонатов «арктической» тематики очень мало. Правда, есть большой этнографический раздел северных народностей, но это нас мало интересовало.

Кое-что из открыток.
Северное сияние.

Саамская бабушка.

Северные олени (скоро и нам предстоит с ними столкнуться, на дороге, но об этом позже).

Электрифицированный круг, где можно тумблером включать разные показатели. Сейчас, скажем, включили максимальную (весеннюю) границу льдов в полярных водах. Можно включить минимальную границу, или скажем, зону вечной мерзлоты. Очень наглядно.

Остеклённый проход к реке Оунасйоки. Слева — вход в кинозал. Сходили, посмотрели кино. Ну… я бы сказал, по кадрам — красиво, но по содержанию — так себе.

Вид на речку.

Есть там и аквариум, и рукотворные холодные ручьи текут понизу, и медведи всякие — белые и не очень, инсталляции чумов и прочего северного антуража. Однако мы сумели добраться до настоящего нейтронного ядра Большого Адронного коллайдера сердца «Арктикума» – большой прохладной комнаты, которая сделана сплошь изо льда. В центре её возвышался сакральный Большой Ледовый Выступ. Было тихо, приглушенный синий свет струился откуда-то сверху.

Могли ли экспедиционеры пройти равнодушно мимо столь колоритного артефакта?
Нет, конечно, не могли — и поэтому, движимые благородной страстью к познанию неизведанного, поочерёдно потрогали Большой Ледовый Выступ. Он оказался холодным и мокрым…

В той же ледовой комнате была дырка для руки: можно было выставить на тумблере силу ветра (например, 20 м/с), температуру (скажем, -14), засунуть туда руку и смотреть силу действия этих факторов на собственных ощущениях. Из интересного ещё вот что: кинозал наверху, сделанный в виде тупоугольной воронки, где ложишься, а экран вверху, как небосвод. Лежишь себе и смотришь на эмуляцию северного сияния под классическую музыку, минут этак на пять-семь.

Осмотрев «Арктикум», экспедиционеры решили устроить обед, чем Бог послал, благо машина стояла на стоянке музея. В этот раз Бог послал им бутылку зубровки финский салат из «Призмы», ветчину, мандарины, последние питерские яйца из дома, майонез, йогурты «валио», полюстровский «Байкал», горячий чай и сухари из «Реала». Финансирование скандинавского общепита мы пока ещё не начинали.
Оккупировали деревянный столик на солнышке у здания, обед прошёл в дружественной и благолепной обстановке.

Также, в процессе обеда, было сделано поразительное открытие (внимание! лицам с европейским законопослушием этот абзац не читать!): а билеты-то можно было не брать! Стикеры «А» были щедро прилеплены к горшкам для цветов. Вот только на этом горшке сидело 48 евро 🙂

Ну да ладно.
Давайте совершим небольшую прогулку по Рованиеми, по пути к вокзалу.

Американская тачка у одного из домиков.

«Паровозик» (видимо, туристический) едет вдоль кирпичного склада постройки 50-х годов.

Традиционный снимок ж/д вокзала. Он тут совершенно невзрачный, но — сам факт. А вот локомотивами не порадовал, на путях стоял один поезд и тот — одинокий.

Бодренько идём обратно, вдруг — знакомый звук. Что это за короста? Неужели – …?
И точно, наша. С финскими номерами. Какой-то рованиемец рассекает.

Памятник Косой Цепи (надписей не обнаружили).

…время придвигалось к трем часам дня, надо было ехать дальше.
Нас ждал Полярный Круг.

…а в это время третий экспедиционер летел над озерами Норвегии из Осло в Альту.
Мы неуклонно сближались.

* * *

Продолжение рассказа – в следующей части

Полное содержание цикла

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × два =