Омуль и восточно-сибирские станции

Подобрал немножко станций Транссибирской магистрали в Восточной Сибири, близ Иркутска, города моего рождения. Еще один факт – снимки сии сделаны ровно два года назад, когда я посещал те места [в 2004 г.].

Но сперва – фото сибирских торговок омулем на культовой (без преувеличения) станции Слюдянка, которая находится на самом берегу Байкала:

Станцию эту ждут все пассажиры, знающие и понаслышке и не понаслышке, чем она знаменита. Сперва нас ждут феерические виды Байкала сверху, потом все ниже и ниже, после обоих транссибирских серпантинов-петель. А потом – озеро с ряской справа, Священное Море – слева, и затем уж – Она. Слюдянка Первая.
Омуль! Байкальский омуль. Он тут продается в таком изобилии – как количества, так и видов и подвидов копчения.

Типичен такой диалог с торговками:
(поезд только подошёл)
– Почём?
– Двадцать пять рыбина! Берите, вчера только коптили!
(большая часть пассажиров расхватывает коричневые рыбины из корзинки)
Через пять минут:
– А берите по двадцать, по двадцать!
(торговки идут вдоль поезда, выискивая неотоварившихся)
За пять минут до отправления, лениво:
– Что хотите за рыбку?
– Пятнадцать, пятнадцать! Берите скорей, скоро поезд трогается!
И только самые мудрые берут в конце на двадцать пять по две рыбины…
Азия 🙂

Потом долго плюются и матерятся проводники: вагон густо пахнет копченой рыбой, все поголовно пьют усть-илимское пиво и мусорные бачки вагонов переполнены газетами с омульными остатками. Рыбный запах выветривается только часа через три, к Мысовой. Поезд отворачивает от Байкала, народ ложится спать.

Тихо дремлет разомлевшая от пива и довольная мамаша двоих детей.
На верхней полке осоловело смотрит вниз, на кучу пахнущих копченостью ошметок на столике, парень в очках.
А внизу мощно храпит подполковник из Канска. Он самый правильный – омуль водкой с пивом ершом запивал.
Дети с визгом бегают по вагону, разнося на тапках по половичкам остатки омульных щёк.
В туалет ломится очередь страждущих, поскорей поссать употреблённым пивом.
Поезд идет дальше на восток.

А вот вокзал Слюдянки той самой, где продают омуля.
Редчайшее, между прочим, произведение, потому что вокзал сложен из кусков байкальского мрамора. Что-то немного тяготеющее одновременно и к модерну (Питер) и к славянскому стилю (Москва).
Построен в 1905 году, в честь завершения строительства Кругобайкальской дороги.

А это транссибирские станции после урагана. Маленькие.
Кутулик (западней Иркутска). Поломанные березы.

Головинская. Оторвана часть крыши.

Еще раз Головинская, упавшие почти на полотно железной дороги деревья.

Сломанные ураганом березы вдоль железной дороги.

Ну и я, 17 июля 2004 года, невозмутимо попивающий чаек в своем купе и обозревающий последствия разрушений. Поезд идет медленно и тихо, с 5-часовым опозданием.
Через 3 часа у моего друга свадьба в Иркутске, регистрация в 14.00.
Мне надо успеть во Дворец.
Как думаете, успел ли я?
А угадайте 🙂

Вот такие вот картинки с Транссиба.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 1 =