(1954) Шпионы на Транссибе

В сети выложена третья часть архива Мартина Манхофа.
В этот раз там выложили Мурманск, Крым и Транссиб – поездки американца по стране. Транссиб был для дипломатов открыт вообще-то всегда – до Хабаровска. Точней, по нему можно было легально ехать даже до Уссурийска, а далее только на Находку: Владивосток был закрытый город. Всегда в поезде №8 (а затем №4, а затем – с созданием “России” – №2) были международные мягкие вагоны для этой категории пассажиров. Странно, почему они там говорят, что “его только что открыли для поездок”. Единственное условие для тогдашних дипломатов – пользоваться Транссибирской магистралью в том случае, если затем он покидает СССР через восточные границы (Находка, Хабаровск), а не бесцельно кататься туда-сюда.
Самое любопытное обнаружилось в конце публикации – вырезка из газеты “Труд” от 25 марта 1954 года. Про американских шпионов в транссибирском поезде.

Здесь надо чётко понимать, что вообще-то большая часть работы дипломата всегда состоит из сбора сведений о стране пребывания. А уж если говорить про “дипломатов” (т.е. тех сотрудников спецслужб, которые работают под легальным прикрытием) – и тем более. И поэтому совершенно понятно, что за американцами в поезде пристально наблюдали. Сами американцы тоже об этом знали, поэтому довольно странно, как это они могли потерять листочек и не проверить своё купе перед выходом.

Ещё один важный момент – поездка была в мае 1953-го. Это время массированных работ в СССР над атомным проектом, над ракетным проектам и создания первых комплексов ПВО. Спутников-шпионов тогда не существовало, а полёты высотных разведчиков только начинались. U-2, к примеру, полетели только в 1957-м. И дефицит сведений о Советском Союзе был колоссальный. Так что совершенно естественно, что американцы собирали доступные для них “с борта поезда” сведения. А увидеть с него можно немало, если намётанным взглядом (этого, кстати, хронически не понимают те “кузнечики”, которые прыгают по городам на самолётах и относятся к поезду как к зряшной растрате времени, где можно только бухать, гадить и жрать). Кроме того, тогда Транссиб переживал период бурной реконструкции – велась электрификация магистрали в Западной Сибири и на Урале.

Также обратите внимание, что их в поезде ехало несколько – больше трёх. Это потому, что в этом случае можно разделить сферы наблюдения. К примеру, когда поезд проезжает район Красноярска, то там концентрация интересующих их объектов велика на небольшом перегоне и один человек просто не справится. Да и обе стороны одновременно желательно наблюдать в таких местах. Словом, тут всё объяснимо.

Несмотря на то, что Манхоф попал в список публично подозреваемых, он и после этого ездил по СССР. К примеру, он успел ещё сгонять в Киев, после этой статьи и преспокойно уехал в Хельсинки 1 июня 1954, окончив службу в Москве. Из упомянутых в статье тоже никто не был выслан. Также интересно, что поездка была ещё в мае 1953-го, а “Труд” отреагировал на неё только спустя 10 месяцев – правительство СССР давало понять американскому посольству таким оригинальным образом, что его миссионеры были постоянно наблюдаемы и чтобы они сильно не зарывались. Причём для публикации была выбрана не “Правда” и не “Известия”, а профсоюзный и более нейтральный “Труд” – значит, тяжелую артиллерию не задействовали, обошлись сигналом более низкого уровня.

2. Текст заметки.

3. И приложение в конце.

Вырезка крупно и целиком

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − тринадцать =