Проводницы дальних поездов: французский взгляд

Довольно старая (2010 г.), но с любопытными наблюдениями статейка французской La Croix о проводницах дальних поездов. Причём в названии статьи профессию передали буквально – “Les provodnitsa” 🙂 Понятно, что их ужасают такие расстояния и график работы – по Франции можно проехать максимум часов 10-11.

* * *
[…] Поезд – это их дом. Здесь они живут и работают. Дорога из Москвы во Владивосток занимает шесть дней, и значит находиться в пути им приходится все двенадцать. Речь идет о проводницах, у каждой из которых на попечении свой вагон идущего по транссибирской магистрали поезда. Всего в вагоне работают две проводницы, одетые в синюю форму и белоснежные – рубашки: они сменяют друг друга каждые 12 часов. Они проверяют билеты, выдают чистое постельное белье, готовят чай, закрывают туалеты перед подходом к вокзалу, убираются, приглядывают за пассажирами, сообщают о задержках и следят, чтобы никто слишком долго не задерживался на перроне во время остановок поезда.

Надежда Федорова занимается этим уже 28 лет. С безмятежным видом она показывает мне статью в газете, посвященную ее 3000-й поездке. В этом поезде она проработала 25 лет! Долгое время она делила вагон со своим мужем-проводником. “Мы жили далеко друг от друга”, рассказывает она. “Когда мы познакомились, то выбрали эту профессию, чтобы быть вместе”. Супружеская пара прожила на рельсах целую жизнь. Три года назад ее муж вышел на пенсию. Будущей зимой с работы уйдет и Надежда.

Проводница – профессия специфическая

Проводницы с транссибирского экспресса работают во время всего пути поезда до Владивостока и обратно, то есть двенадцать дней. Затем им предоставляется неделя отдыха в летнее время и три недели зимой. Нередко они живут в провинции, и по прибытии в Москву им снова приходится садиться на поезд. “Мы ездим бесплатно”, говорит Наталья, которую, по-видимому, не слишком беспокоит необходимость провести еще четыре часа в железнодорожном вагоне, чтобы, наконец, добраться домой. И правда, после двенадцатидневной поездки в экспрессе все это кажется полной ерундой.

В месяц она зарабатывает 18 000 рублей (уровень заработка 2010 г. – periskop), что гораздо больше, чем она смогла бы получить, оставаясь в своем маленьком провинциальном городке. Однако цена этой работы в том, что ни одна из этих женщин так и не смогла увидеть, как растут их дети. “Да, это тяжело. Но такова жизнь”, говорит Надежда. Пока матери колесят по России, воспитанием детей занимаются бабушки. Семейная жизнь проводниц ограничена периодическими возвращениями домой. И во время путешествий они хранят в своей комнате или памяти мобильного телефона фотографии ждущих их дома детей.

Проводницы – это ключевые фигуры в жизни всего поезда. Они укрощают строптивцев и утешают отчаявшихся. Путь длится долго, и волей-неволей им нередко приходится налаживать тесное общение с пассажирами. “Люди рассказывают мне о своих радостях и бедах. Иногда встречаются и очень несчастные люди. У них нет денег, они в трауре, они плачут. Мы предлагаем им чай, пирожные, плачем вместе с ними“, говорит Вера, которая работает здесь уже девятнадцать лет. “Я с самого детства люблю путешествовать, и смогла увидеть всю Россию благодаря своей работе. У меня есть приятные воспоминания о каждой поездке. Когда я в отпуске, мне этого не хватает, рельсы зовут меня“.

Транссибирский экспресс состоит из 18 вагонов, в 14 из которых располагаются пассажиры. Те, кто платит меньше всех, едут в огромной казарме на колесах (проехали бы они в тесном ночном французском кушете – за полсуток бы с катушек съехали – periskop). Первый класс состоит из двухместных купе. Всего в поезде насчитывает 350 пассажиров и 28 проводниц. Главная среди них – Ирина, чьи погоны говорят всем о том, что она “начальник поезда”. Ей полагается самая большая комната в специальном вагоне для персонала. Здесь находятся душевая и прачечная со стиральной машиной и утюгом. Доступ сюда есть только у служащих.

Помимо проводниц в персонал поезда входит электромеханик, способный привести в порядок сломанную дверь или поврежденную электропроводку. Локомотив меняют каждые 24 часа. Машинисты сменяются каждые 4-6 часов, поэтому неотъемлемой частью этого долгого путешествия их считать нельзя. Кроме того, они просто физически не могут попасть в поезд и держат  с Ириной связь по радио.

На поезде “Россия”

Помимо пассажирских вагонов в поезде есть также багажный вагон, почтовый вагон и вагон-ресторан, в котором работает шесть человек: два повара, две официантки и два менеджера. Условия работы тут особенно тяжелые. Управление вагоном-рестораном занимается взявшая его в аренду частная компания. Сотрудники работают три месяца без перерыва, а затем получают два месяца отдыха. “Нам приходится ездить туда-обратно шесть раз подряд”, рассказывает официантка Оксана. “Никто здесь еще не женат. Это просто невозможно”. Работники вагона-ресторана – это настоящие коренные обитатели поезда.

24-летняя Оксана работает здесь уже четыре года. Раньше она работала в детском саду, но ушла оттуда через несколько месяцев из-за маленькой зарплаты. Это крупная женщина с татуировками на запястьях и бицепсах. По ее словам, ей никогда не страшно. У нее сильный характер. “Я не привыкла жалеть себя”, говорит она. Хотя и признает, что зимой работать еще труднее: “За двенадцать дней пути мы совсем не выходим из поезда. Когда мы в Сибири, температура снаружи опускается до -47 градусов”.

Зимой поезда ходят реже, так как для этого требуется очищать пути от снега. Летом Надежда часто брала свою дочь с собой, пока той не исполнилось 10 лет. И она рада, что та не пошла по ее стопам: “Она стала юристом. Это намного лучше. Наша жизнь слишком трудна”.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три + шестнадцать =