XV. От Буя до Питера. Приезд

На “Байкале” от Иркутска до Петербурга, 2011 г., часть 15

Заключительная часть дальнего железнодорожного путешествия через пол-страны – от Байкала до Невы. В этой серии – путь от Буя, где северный ход Транссиба отворачивает к Москве, до Питера через Вологду. Пора заканчивать серию и доезжать до дому 🙂

Вокзал ст. Буй

2. Станция Буй – развилочная для московских и питерских поездов. Московские уходят южней, на Любим – Данилов, питерские же идут прямо на запад, уклоняясь затем чуть северней. Стоянка тут тоже немаленькая, время погулять есть. Поскольку линия идёт одна и та же, то вокзал в Буе похож на шарьинский, но с существенным добавлением – с востока к нему в едином комплексе пристроена ж/д церковь (восстановлена в начале 2000-х).

3. Вот эта церковная часть замыкает вокзальный комплекс с востока.

4. А мы войдём, пожалуй, внутрь вокзала.

5. Все эти старые вокзалы Вологодско-Вятской линии – настоящие музеи советских артефактов и дореволюционного (1906-08 гг.) оформления.

6. Все эти деревянные колонны и отделка – дореволюционные, им по 105 лет. Разве что закрашены нещадно.

7. А это уже советские артефакты, 1960-е гг. Всё исправно работает.

8. Общий вид центрального прохода. Внутри – настоящий музей незамысловато-посконного интерьера!

9. Памятная табличка и плакат, на здании вокзала снаружи.

10. Восточней здания идёт вяленькая торговля. Тётки тут тоже суровые, пошехонско-вятский типаж.

11. Пройдёмся по перрону…

12. …до Ильича.

13. Для масштаба к нему встал парнишка с соседнего вагона. Ильич небольшой, домашний такой.

14. Всё, объявили отправление. Пора в вагон.

Надо рассказать немного и о соседях по купе.
Как вы помните по частям 5-6, от Усолья до Новосибирска со мной ехали женщина из Норникеля, с дочкой. Потом в Новосибе они сошли, и до Омска я ночь ехал один. Утром следующего дня, однако, купе заполнилось полностью: сперва в Калачинске (это небольшая станция перед Омском) села питерская училка математики, тоже с моего Приморского района, лет примерно около 37-40, ехавшая от родителей домой. Затем через час, в самом Омске, села бабушка с внучкой – бабушка под 60, внучка примерно шести лет. Так мы этим “комплектом” до конца и ехали вместе – примерно двое суток семь часов.

Общение соседей по купе и общая обстановка в транссибирских поездах резко отличается как от западных, так и от московско-питерских ночных поездов. Если в тех, как правило, пассажиры насторожены, изолированы и погружены в своё личное пространство, то в сибирских поездах люди в общем намного более открыты. Общепринятой нормой является (после первичного знакомства и притирки, конечно) делить трапезу на всех. Так было и на этот раз – зашедшие в купе на изобильной Омщине пассажиры были под завязку нагружены всякими питательными ништяками, и мне пришлось поедать вместе с ними калачинский только что испечённый пышный белый хлеб, домашние пирожки омской бабушки, солёные огурцы “только из бочки” и яично-мясной рулет, тоже домашний. И это несмотря на полное двухразовое питание из трех блюд, входящее в цену билета! В общем, никакой диеты тут невозможно соблюсти – особенно потрясающ был калачинский пшеничный хлеб от питерской училки, который даже в Омске, спустя час, был ещё тёплым (!). А потом в течение полутора суток был мягок и вкусен – как когда-то советский из булочной. Я после Соловков такого хлеба не едал – никакого сравнения ни с питерским, ни с одесским, ни с прочими из крупных городов. Я же своим соседям не мог предложить ничего, кроме поллитровой бутылки литовского бальзама 999, который мы окончательно и прикончили за трапезой после Буя, в заключительный вечер.

Разговоров “за жызнь” вели тоже много и охотно (бабы, они же зело поговорить охочи!) – правда, я всё больше помалкивал, слушал их и сравнивал. Интересно было видеть, как существенно различается отношение к разным реалиям жизни у сибиряков и петербуржцев. Единственно, пришлось опровергать их по поводу заграницы и в частности, Италии – омичам тамошние жизненные реалии рисовались в розово-елейном свете (примерно как мне в 2002-м), я в какой-то момент не выдержал, и затем довольно красочно и долго рассказывал им про реальный Милан, Геную, Бергамо – ну, вы многое читали в моей итальянской серии. Вот примерно то же и я им говорил.

Интересным фактом также было то, что учительница-соседка все годы к родителям ездила на поезде, кроме какого-то одного срочного раза – то есть являлась постоянным клиентом ж/д. Помня, опять же, всеобщий жежешный рейлофобизм, я постарался выяснить с психологической точки зрения: зачем? Ведь можно пролететь Омск – Питер, три часа вместо двух суток! Это же вообще чистая ситуация выигрыша времени. Однако училка мне разложила по полкам: 1) садится прямо в своём городке, 2) везёт кучу ништяков в вещах своим в Питер, не надо трахаться с багажом и глупыми ограничениями, можно провезти больше, 3) намного спокойнее на душе, 4) недешевый поезд фильтрует попутчиков. Вот такая мотивация. Т. е. получается, что даже умеренно дорогой поезд с питанием в цене билета имеет свою устойчивую клиентуру, и она не обязательно особо богата – скорей, не очень. Но аргументов “за” получается тоже много.
В жж такие люди, ездящие на дальних поездах, не пишут, они в основном в одноклассниках и фконтактике сидят, а жж-шная среда, по моему опыту, в основном продуцирует приплюснутых башкой на динамике и скорости жизни, а также мизантропов разных сортов.

15. Инсталляция соседской бабушкиной внучки.

16. Заключительная большая вечерняя остановка – в Вологде.

17. Тут было умеренно прохладно, после 30-градусной жары в вятских краях, только вот комарики пошаливали немного.

Заключительная ночёвка, и в половину восьмого утра проследовали уже Волховстрой. Это уже рядом, свои края, близко. После него все встали, позавтракали и стали собираться.

18. Нева, пересекаем её мостом в районе Павлово, после Мги.

19. Потом сходил к проводницам, написал им отзыв в книгу жалоб и предложений. Мне попалась отличная бригада, с ними было комфортно ехать и гальюны чистые. Так бы всегда. Сибиряки, с ними завсегда проще, чем с западниками, и душевней. Только вот обеды они путали частенько. Ну и конечно, страшно злили закрытые окна – режим “консервной банки”. Но тут я понимаю, от проводников ничего не зависит.

20. Табличка нашего вагона. Пусть будет в коллекции.

21. Вот и всё, 10 утра, мягко подкатили к Ладожскому вокзалу. Путь окончен.

22. Ладожский вокзал. За 8 лет я к нему даже успел и привыкнуть – не менее 15 раз отсюда приезжал-уезжал – и на Урал, и на Русский Север, и в Сибирь.

23. Магнитные трофеи: камчатский привезён с Камчатки, два владиковских – на презенты (просили), остальное взято для себя. Особенно хороши чугунный паровозий из Владика и кусочек сучка из Слюдянки, напоминают мне всё время о той поездке и тех местах.

Что же касается части про подстаканники и чай в поездах, то после того, как вы мне наприсылали ссылок и наводок, я понял, что сразу не осилю столько информации. Стал смотреть и убедился, что вариантов больше, чем я предполагал до этого. Их надо классифицировать, пересмотреть, уложить в мою систему, а затем уж писать сводный пост. Но, всем большое спасибо, кто поучаствовал и прислал мне скриншоты или снимки.

* * *
Ехать – 90 часов, 5465 км. Вот тут полное расписание

***

Полное содержание цикла

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 + пятнадцать =