“Полярная Заря”-IX. Вторжение в Норвегию и воссоединение экипажа

Глава девятая, в которой экспедиционеры пересекают границу блока НАТО, невольно становятся шпионами и хотят угнать норвежский гидросамолёт; но всё-таки одумываются, берут на борт третьего члена экипажа и уезжают дальше на Север..

А вот и Норвегия - всего-то речку Anarjokka пересечь
А вот и Норвегия – всего-то речку Anarjokka пересечь

Ночью резко сменилась погода – как обычно на Севере. Подул ветер, нагнало облаков, по озеру периодически стелились рваные космы тумана и шла рябь. Мы вылезли наружу и не поверили глазам своим – всё вокруг стало свинцовым и серым. Где вчерашние нежные синие и золотые цвета заката? Где зеркало Инари? Где то ласковое полуночное солнышко?

Решили не тянуть до восьми, как думали вчера, а выезжать раньше, раз так.
Попили горячего чаю с сыром и печеньем, быстро свернулись и покинули кемпинг.
Rendez-vous с Маэстро было назначено на 12 дня южней Лаксельва, где он забурился на ночёвку в ожидании нашего прибытия – времени было много.

Клочья тумана гнало по сопкам, он шёл полосами, то исчезая, то появляясь. На дороге – ни души, как будто мы были одни в мире. Немного даже жутковато.

Наконец, после какого-то перевала отпустило и показалось пусть облачное, но с голубизной небо.

В самом конце Финляндии дорога приобрела характер «русских горок» – то вверх, то вниз. И так много раз…

Около 10 утра мы достигли Богом забытого приграничного финского городка по имени Каригасниеми. Это такие дальние финские ебеня, что, наверное, не все финны знают об их существовании.

Меня поразили две вещи – во-первых, тут зарядили самую большую цену на бензин, которую я только видел в Финке: рупь 68 на 95-й ещё не было нигде. Во-вторых, местные жители продавали всяческие шмотки в точности, как у нас в Сибири или Забайкалье – развешивая их прямо на улице около остановки. Подъезжай, выбирай, плати и забирай…

Финская таможня, которая сейчас едва теплится (только на грузовики). А так – граница открыта, Шенгенское пространство.

Спускаемся вниз. Вот она, граница, на мосту – по речке Анарьёкка.

Мы припарковали Косулю на обочину в 30 метрах от моста (у норвегов обочины исчезнут как класс) и пошли заценить детали финско-норвежского бордера.

Мост и речка с финской стороны.

На середине моста стоит вот такая композиция.

Внизу под нами скромненько журчит речка Анарьёкка. Финны – справа, норвеги – слева. От Питера по спидометру – 1413 км.

Вид на финские пограничные знаки.

Надо признать, что они имеют весьма разгильдяйский характер. Что означает большая муха, я не совсем понял. «Осторожно, тут будут большие мухи!» – да?

А вот около норвежского знака я решил сняться на память.
Тут дело в том, что Норвегия была моей «юбилейной» страной – 25-й по счету. Если очень строго, по-честному, то она была 21-й – так как Индия (Калькутта, Бомбей), Пакистан (Карачи), постсоветский Узбекистан (Ташкент) и Польша (Варшава, Познань) были у меня только транзитными. И тем не менее, я веду счёт по признаку «ступала ли на землю этой страны моя нога», а по нему Норвегия была именно 25-й.
Поэтому – святое дело, запечатлеться 🙂

Обозрев приграничные окрестности, мы не спеша попили чаю, а затем поехали дальше, проскочив норвежский поселочек на границе где-то за минуту.
Но то, что перед нами другая страна, мы почувствовали сразу. Сменился фон знаков ограничений – с желтого финского на белый норвежский. Дорога стала заметно уже, и у неё практически исчезли обочины, то есть остановиться можно стало только на специальных расширениях или карманах.

Километров через 60 после границы мы достигли восхитительного места – зеркального озера с зелёными сопками вдалеке и пятнами белого снега на склонах. Еле-еле нашли место для остановки, а вдалеке на озере виднелась белая лодка (левей, в кадр не вошла).

Тот берег озера поближе (с зумом).

Вдоль дороги пришлось идти с километр; и то, что мы приняли за лодку, оказалось гидросамолётом. Вокруг – ни души. Тишина, и никого нет…

Гидросамолёт оказался весьма красив, и я решил дойти по берегу туда, спуститься к нему и поснимать пейзажи.

Он же, ещё ближе.

Однако ещё через полкилометра я набрёл на большой синий щит, укреплённый вдоль дороги. Он крупно извещал – почему-то и по-русски (!!!), что тут запретная зона и снимать нельзя. Минут две стоял, читал его и силился понять – я нахожусь уже внутри военной зоны или пока только на нижнем краешке? По плакату получалось, что глубоко внутри, на середине. Так, значит, я русский шпиён? По всему выходило, что так – ведь у меня при себе было 2 фотоаппарата, GPS, телефон, фонарик, нож, большая карта и бинокль. Смачный набор, только ствола и не хватало.

В общем, после прочтения я решил отказаться от угона… эээ, то есть посещения гидросамолёта и пошёл обратно к машине. Боцман Зелёный же в это время топтался где-то на берегу, как молодой медвежонок, усиленно снимая самолёт от кромки озера 🙂

Потом ещё ехали через саму базу – военный городок, где за загородками стояли Хаммеры и какие-то аналоги наших «Уралов», справа же были (видимо) солдатские казармы. Снимать я там не стал, от греха подальше. Самолёта хватит.

Покинули, наконец, военную зону, и стали приближаться к фьорду. Это было заметно по появившимся зелёно-чёрным холмам с резкими складками, делившими их на части. Кстати, где-то тут был пересечён семидесятый градус, но мы забыли это событие отметить 🙂

Вскоре свернули вправо на грунтовку. Восторженные ценители норвежских дорог – помните, что там есть и такие 🙂

Через пару километров достигли и места ночёвки Маэстро. Он забурился тут, в глуби тундры — без бутылки не найдёшь.

Мы нашли его снимающим интерьеры.
– Ого. А вы чего так рано? Я вас позже ждал.
– Дык это… на стоянке холодно было, раньше поехали. Да и не рано уже – пол-двенадцатого.
– Как? Пол-одиннадцатого же!
– Ой, точно.
Тут мы поняли, что на границе забыли перевести часы ещё на час назад…

Экспедиционеры наконец в полном боевом составе.
1503 км от Питера
Экспедиционеры наконец в полном боевом составе. 1503 км от Питера

Укомплектовали машину – оказалось, что оснащение «на троих» влезает еле-еле, под завязку. Хорошо, что мы часть вещей загодя сложили в коробки — они давали гораздо более оптимальное распределение пространства.
Попили горячего чаю, вскипятили с собой ещё термос, и с Богом тронулись дальше.

Доехали до близлежащего Лакселва, однако он оказался весьма мрачен — классическая норвежская дыра. Ощущение суровости дополняли чёрно-зелёные скалы, сжимавшие городок с обоих сторон. Вот это — с запада.

С другой стороны его тоже подпирали скалы.
Бензин тут был дорог — больше 14 крон за литр.

Местная кирха. Как видите, никаких изысков — полный лаконизм, и к тому же обшито практичным сайдингом.

И я попал на кадры Маэстро, на фоне приземистых лакселвских построек.

Ну что ж, пора двигаться вдоль фьорда, на север…

* * *

Продолжение – в следующей части

Полное содержание цикла

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 3 =