“Полярная Заря”-VI. Полярный Круг и Санта-Клаус

Сразу же после Рованиеми, столицы Лапландии – буквально километров через семь – нам предстояло пересечь Северный полярный круг и глянуть на одно знаковое место – гнездилище (деревню) Санта-Клауса, главного конкурента нашего Деда Мороза. Как-то там всё финны устроили? Чего они там понараскрутили?

Вот об этом интересном месте давайте и поговорим…)

В 3 часа дня мы вырулили со стоянки «Арктикума» и взяли курс на север.
Для начала нам надо было пересечь речку Оунасйоки мостом.

Через небольшое время на обоих сторонах дороги, в лесу, стали попадаться яркие плакаты, извещавшие: «До Деревни Санта-Клауса осталось … км»: 5, 3, 2, 1, 500 м…

Наконец, мы завидели впереди изломанную стелу над дорогой, на которой было написано для непонятливых: «Arctic Circle». Да, это был Северный Полярный круг. Надо признать, что сушей Полярный круг я пересекал впервые в жизни (Соловки чуть южней, а мои многочисленные самолётные пересечения его не в счёт).

 Северный полярный круг. Трасса E75
Северный полярный круг. Трасса E75

Итак, мы находились вот тут (помечено стрелкой).

Разумеется, экспедиционеры просто обязаны были запечатлеть сей исторический момент, тем более, что (мы ещё этого пока не знали) в обратном направлении Полярный круг нам придётся пересекать морем. Мы и запечатлели, вытащив из загашника штатив.

Справа располагалась та самая «Деревня Санта-Клауса», в которой, как утверждается во всех католических и протестантских странах, живет Санта-Клаус собственной персоной (правда, не знаю, как дело обстоит с Баббо Натале и прочими его реинкарнациями).
Круглый год деревня работает с 10 до 18, потому что Санта Клаус – Санта Клаусом, но на него тоже распространяется финское законодательство. Что он – особенный какой?

Под многочисленных экскурсантов тут заточено буквально всё, и по величине парковок, в т.ч. и автобусных, я оценил огромность замысла. Представляю, что тут творится в декабре…

Далеко по этой «Деревне» мы не пошли, она немаленькая. И надо признать то, с каким нехилым размахом финны подошли к раскрутке своего центрового мирового брэнда. Вот план этого места, оцените. Дорога вдоль – это и есть Е75, по которой мы едем.

Часть зданий Деревни. И магазины, кафе, магазины, кафе, магазины…

Почти все заведения тут носят подчеркнуто претенциозные названия.
Вот, например «Центр Полярного Круга».

Или: «Магазин Номер Один». А ведь – избушка избушкой…

Расстояния до европейских центров (по географической прямой). Тут и Москва есть – 1350 км, и Париж – 2355, и Осло – 1035, и много других.

Зашли в пару магазинов.
Да… несмотря на июль, там везде царил вечный Новый Год: ёлочки, санта-клаусы, стеклянные шары и так далее 🙂

Колокольчики с Полярного Круга.

Комплектик ездовых собачек.

* * *
Походили там, потолкались с полчаса, и вынес я из этого поучительного места кой-какие мысли.
Вот смотрите, друзиа, если разобраться – что есть вообще в этой Лапландии полезного? По большому счёту, ничего. Ни ископаемых (в больших масштабах, как в шведской Кируне или нашем Норильске), ни стратегического положения, как у норвегов (Финляндия – нейтрал), ни больших городов с промышленностью; сельского хозяйства – почти никакого, олени разве что. Одна только унылая тундра, ягель, комары да болота.
А с другой стороны, Лапландия – это брэнд. Мировой. Типа «тут живёт Санта-Клаус, который ездит на оленях». Раскручиваемый последовательно ещё с начала XX века (с конца двадцатых годов – точно). В Западной Европе этот брэнд уже прочно сидел в мозгах простых людей уже в конце 30-х годов. Скажем, я в военных музеях неоднократно видел открытки солдат вермахта с лапландскими оленями и Сантой, с бесхитростными надписями типа «а мы сейчас вот тута». И последовательность (даже упрямство) финнов в утверждении этого в течение 70 (а то и 80-ти) лет дала свои плоды – сюда косяками едут не только из Европы, но и из Штатов, Канады, из всяких азиатских и даже латиноамериканских ебеней. Хотя это первенство могли бы себе присвоить Норвегия, Гренландия, Швеция, да и, скажем, арктическая Канада. Но заняла – Финляндия, и я потом увидел в рекламных буклетах на Нордкапе, что даже норвежская провинция Финнмарк именует себя… «норвежской Лапландией». Вот как прочно вбит в западные головы это брэнд!
И что получается? Эта бедная унылая земля примерно на 2/3 кормит себя туристами. Плохо ли, хорошо ли – но десятки тысяч здешних людей заняты и при деле. Вот так. Можно, конечно, обзывать здешнюю туриндустрию «попсовой» и «масскультной», но тем не менее – сюда ломятся целенаправленнно, и что важно – с желанием эксклюзива. И пусть «попсовый», но этот полярно-новогодний эксклюзив им финны подсовывают в массовых количествах. И на этом живет – целая провинция страны.

Это я к чему говорю? Да к тому, что не надо стесняться раскручивать Великий Устюг как родину Деда Мороза, раз уж начали и определили для массового сознания конкретное место его проживания. Если не ослаблять усилий – то и туда будут ехать миллионы. И не надо этого бояться: обычным, нерафинированным людям всегда нужна определённость и чёткость. А кроме того – это ещё и одно из важнейших средств национальной идентификации. Ведь она, идентификация и точки её притяжения тоже не создаются сами по себе. Они создаются людьми, их усилиями, хотя и очень небыстро.
Ну и важный плюс – на этом могут жить сотни тысяч. Не обязательно же для этого непременно валить тайгу или гробить реки отходами целлюлозы. Ведь так?
* * *

Пока то да сё, погода снова переменилась, затянуло тучами – на Севере она меняется по несколько раз на дню, и полярная стела помрачнела и построжела.

А мы покатились дальше на север, уже по Заполярью.

* * *

Продолжение – в следующей части

Полное содержание цикла

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать + девятнадцать =