Гранд-Шоко и китайцы (заметки в пути)

Поезд Т201, Санья

Ну что, друзиа… омыл с утра кирзовые сапоги в водах Южно-Китайского моря, на 18-й параллели.
Вода +25, так что омывать комфортно. Санья меня пожалела – знает, что я не люблю жару, и держит градусник всего на +26, да ещё и с приятным ветерком с моря.

За 9 с половиной суток тремя поездами пройдено 13.385 км, и как я и предполагал, московско-пекинский поезд оказался интереснейшим опытом, который лет через пять, с огромной вероятностью, навсегда уйдет в историю. Так что по возвращении будет красивый с картинками рассказ. Впрочем, некоторые ударные моменты, типа евробабки, я рассказал уже по ходу дела, текстом.

Послезавтра поеду тестировать местную островную ВСМ до Хайкоу, а пока расскажу вам про интересный случай, произошедший со мной на перегоне Чанша – Гуанчжоу поезда Т201. Связан он с русским кондитерским изделием.

Дело было так.

Лежал у меня в вещах тортик вафельный Гранд-Шоко, от Причуды.
Фабрики “Большевик”, купил его в питерской “Карусели” на м. Пионерская.
Долго лежал. Я предполагал его задействовать на чай еще в 20-м поезде, да как-то не сложилось. Сперва товарищ из Перми передал вкусные сухарики. Потом тов. красноярцы затарили едой. Так он и пролежал в вещах нетронутый.
В Пекине я пересортировался и кинул его в оперативный рюкзак. Пригодится.

Короче, к моменту пересечения Янцзы у меня всё чайное кончилось.
Ладно, думаю, вот наконец пришёл час и тортика вафельного.
Полез в рюкзак, зашуршал.

А тут надо сказать, что у меня все соседи были в комплекте. У китайцев в поездах места не пустуют, сразу заполняются. Утречком в Чанше вылезла девочка-студентка и на её место загрузился какой-то военный. В форме. А сверху меня – мужик тихий, все медитировал на потолок. Напротив на нижней ехал какой-то айтишник продвинутый. Или просто смартфоно-продвинутый.

И вот, достаю я ентот тортик, Гранд-Шоко. Начал хрустеть коробкой, открывать пачку.
И тут – ага! – сверху внезапно свешиваются две любопытных головы.
Смотрят, чего это там делается у единственного лаовая в вагоне. Вроде и не их дело, но любопытно же.
Вояка ещё не успел отрубиться, мы только отъехали от Чанши.

И я сразу вспомнил, как я разворачивал из завёртки омуль с душком, 14 лет назад в новосибирском скором №8, а два могочинских дембеля также свешивались головами вниз.
Ну хуле делать? Русские ведь не должны выглядеть жлобами, в глазах соседних наций.

Раз смотрят так на меня, как на выставке, ломаю кусочки как могу (нож-то оставил в Пекине – все равно в метро на просветке изымут) и предлагаю им. Правда, небольшие. Они враз соскакивают вниз, улыбаются оба, хватают свои термоса-столбики и бегут наполнять их в поилке.
Тут и сосед по нижней полке очнулся – тоже встал, тоже смотрит. Ладно, брателло, и тебе на, держи. Раз пошла такая пьянка.

Уселись все рядком, пробуют тортик. Чё-то лопочут. Но я ж всё равно нихера не понимаю.
А этот, который смартфоно-продвинутый, несколько фраз знал по-английски.
Спрашивает, вере а ю фром. Фром Раша, говорю. Ага, Раша! Скачивает на свой лопатник переводчик китайско-русский.
Пишет мне: “Никогда в жизни не пробовать такое вкусное шоколадное печенье! Где вы его купить?”
Отвечаю через свой планшет (у меня тоже переводчик там): “В Петербурге, Россия”.
“А в Харбине такой можно купить?” – “Не знаю…” – “Жаль!”

Тут заходит мальчуган с соседнего купе, точней через-купе. Лет четырех, он всю дорогу слонялся по проходу, пел песенки и ко всем заглядывал.
Ну и сюда вот к нам, вовремя заглянул. Как раз все хрумкают хрустящий тортик.
Ну что делать? И ему отломал кусок. Он взял, лизнул шоколадный верх, и метеором к себе побежал.

Потом, минут через десять, приходит его бабушка и приносит пакет с орехами. Я, вопросительно, “это чего?”.
Она что-то говорит. Сосед смартфонный мне переводит кратко: “Спасибо, говорят. Очень вкусно! Они на мелкие кусочки поломать, что ребенок унёс и тоже попробовать. У нас такое печенье нет!” – “О как.” – “Вот, возьмите от нас орешков”.

Короче, к Гуанчжоу весь тортик и сточили. 56 рублей в Карусели, а эмоций в поезде на тыщу юаней.
Сосед-смартфонный меня спрашивает: можно я этикетку отрежу себе, чтоб знать что покупать?
Да пожалуйста, забирай – я же всё равно её выкину.

Короче, у китайцев произошёл разрыв шаблона, примерно как у меня в Маньчжоули.
Охуевали буквально от вкуса.
А в Гуанчжоу двое из них вышли и загрузились новые.

И мы уже под вечерним солнышком между лесистых гор покатили к Хайнаню.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 5 =