Борзя (заметки в пути)

Поезд №20, 30 км до Забайкальска

В Борзе, где заканчивается электрификация, случился первый инцидент – меня попытались задержать.

Стоит поезд там полчаса: электровоз отцепляют, дальше до границы везет тепловоз.
Прохладно и ясно. Поскольку я тут первый раз в жизни, то понятно, что прошелся по всех окрестностям.

На перроне туда-сюда ходит мент, с какой-то бурятского вида молодой дамочкой.
Первый раз он прошелся мимо меня с пристальным взглядом, пытаясь определить, иностранец я или нет.
(причем я на виду при нём снимал)

Второй раз, когда я направился в голову состава, он не выдержал и подошел:
– Старший лейтенант Цыренов. Ваши документы, пожалуйста!
– Они в вагоне. Пойдемте, я дам (резонно решил, что разборки лучше чинить около своего вагона и своих проводников. А то предложит сразу пройти в отделение, и это тактически неверно).

Идем к вагону.
– Куда следуете?
– В Пекин.
– А где проживаете?
– Город Санкт-Петербург.

Минута молчания, идем. Потом говорит:
– Вы в курсе, что снимать на станциях и в аэропортах запрещено? Это объект особой важности.
– Вы не совсем правы, снимать можно. Вот сейчас дойдем до вагона, я вам все покажу (а у меня все распечатки с собой, хе-хе).

Заходим с ним в мое купе, делаю вид, что лезу вниз и достаю паспорт.
Листает.
Выходим из вагона, встаем около дверей. Выгодная позиция, рядом проводнички – моего вагона и соседнего СВ.
Час назад с ними только чай пил, угощал брусникой от красноярцев.

– Ну и где ваш якобы документ?
Достаю папочку, взятую с собой, разворачиваю.
– Вот, смотрите, Распоряжение ОАО РЖД о порядке теле-, видео- и фотосьемок на обьектах ж-д транспорта. Номер 1513-р от 18 июля 2008.

Берет в руки, наморщив лоб, читает.
– А где тут о том, что можно? Где ваше разрешение?
– Так вы читайте пункт три. Видите, со слов “Настоящее положение не распространяется на сьемки, предназначенные для личного пользования….” и далее.
Читаю вслух.

Стоит, думает, что делать.
Старлей явно не ожидал такой высокой готовности к разборкам.
А тут еще и начальник поезда подтянулся, рядом стоит и наблюдает.
Это хорошо, трое позитивных свидетелей с моей стороны. Зер гут.
А с его стороны только молодая буряточка.

– А покажите, какие вы фото сделали.
Показываю с десяток крайних.
– Смотрите, все они сделаны с пассажирских мест общего пользования. На локомотив я не лез, по путям не ходил. Все по п.3.
– Вот этот надо удалить! (показывает на составы с лесом, сделанные сверху с виадука – снял, чтобы показать потом поток леса в Китай).
– Нет, не буду удалять. Он сделан с мест общего пользования. Нет никакого формального права. Вот, почитайте еще раз.
(если бы был в отделении на его территории, наверное удалил бы, а тут – уже нет, перевес по обстановке на моей стороне)

Все с интересом смотрят на его реакцию.
Смотрит еще раз на меня, оценивающе, потом отдает паспорт и уходит.
По-английски, без “до свидания”.

Гм. Ну хоть бы пожелал пути, чтоль. Ну да ладно.
Стоим, разговариваем с проводницами.
Мент отошёл метров на 50, зыркает издали из-за фуражки люто. Наблюдает за мной.
Чтобы закрепить ему урок по законодательству, отхожу немного и делаю еще снимок состава вдаль.

Через три минуты заходим, поезд отправляется.
До свидания, Борзя!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × два =