Остров Хайнань и прибытие в Санья, 12490 – 13030 км

Вторая китайская экспедиция, часть XXVI

Ночью в вагоне, стоящем в чреве железнодорожного парома, я переправился через пролив Цюнчжоу и достиг северного побережья острова Хайнань. Был то ли шторм, то ли сильный ветер и нас внутри паромища весьма чувствительно качало, но недолго – пролив всё-таки сравнительно узок, около 15 км. Из-за ветреной погоды ли, или из-за чего-то ещё, получился весьма немалый перестой и мы к моменту окончания переправы опаздывали на 2 часа. Впрочем, мне это было только на руку в плане нормально выспаться – поезд на конечный пункт по расписанию приходил в шесть утра (значит, вставать надо было ещё раньше), а так -пассажиры получили фору в два часа.
* * *
В этой серии – немного попутного утреннего Хайнаня, прибытие на самую южную станцию Китая, хай-тек гигантского саньяского вокзала, а также чуток транспортных и морских картинок “китайского Сочи” – города Санья (三亚).

Вокзал Санья – самая южная железнодорожная станция Китая

2. После переправы мы следовали по западному хайнаньскому полукольцу (нескоростному). В какой-то момент проклюнулось солнце, но снова смутил туман, который киселём окутывал все окрестности и солнце из-за него выглядело весьма устрашающе – как будто какая-то чужая неяркая инопланетная звезда. Я смотрел за окно на пейзаж и размышлял: “…Но тут-то это туман? или опять смог? но как тут может быть смог, если до ближайшей промышленности полтыщи километров?”

3. Затем завёл планшет и посмотрел, где мы едем. “Хорошо всё-таки с местной симкой! Можно спокойно пользовать навигацию…”.

4. Когда совсем рассвело, обнаружилось, что тут совсем уже тропический пейзаж. Оно и понятно – железка проходит в завершающей стадии пути вдоль 18° с.ш., а это аж на 350 км южнее Ханоя, столицы Вьетнама.

5. Но туман до конца так и не рассеялся.

6. Снова пальмы, особняки…

7. Вот на соседних путях показался остроносый CRH 380. Значит, мы почти на месте.

8. Восемь двадцать утра. Втягиваемся под дебаркадер нового саньяского вокзала. Приехали! 13.030 км рельсового пути от Петербурга – позади.

9. Вокзальный дебаркадер тут огромный и довольно оригинальный по стилю – такие “полосатые волны”.

10. Но вот, вместе с толпой пассажиров, вываливаемся из приятной кондиционированной прохлады поезда Т201 во влажную утреннюю жару. Давайте, пользуясь моим хорошим настроением тем, что я уезжал отсюда несколько раз, заодно осмотрим и этот вокзалище, включая и залы отправления.

11. Вокзал тут по-китайски огромный. Хотя сам по себе город, если брать постоянное население, весьма скромен – около 600 тыс. чел., примерно как Хабаровск или Владивосток. Тем не менее, в сезоны он увеличивается раза в полтора, а то и вдвое – это самый популярный курорт у китайцев, примерно как у нас в советское время Сочи. Или даже нет, это для Китая не просто свой “Сочи”, а нечто вроде гибрида Сочи и Вилючинска – ведь здесь совсем недалеко находится главное лежбище атомных ракетных и ударных лодок Поднебесной, ВМБ Юлинь. К счастию, 98,9% русских гостей об этом любопытном факте из жизни главного китайского курорта не ведают ни ухом, ни рылом – ну оно, наверное, и к лучшему 🙂

12. Полосатые волны залов ожидания наверху.

13. Смотрятся очень оригинально, на самом деле. И обрамление деревом тоже к месту. В общем, и проектная задумка и её реализация меня впечатлила – а то в Китае обычно хай-тек довольно уныл и однотипен, исключений не очень много.

14. Центральный портал, из верхнего зала ожидания.

15. Верхний слой вокзального “бутерброда” – выход на платформы.

16. Ладно, выходим на привокзальную площадь. Тут душно и влажно.

17. Лук на память. Достигли-таки конечной точки! Теперь уже отсюда будем двигаться только на север.

18. Вокзал Санья с привокзальной пл.

19. Теперь надо сориентироваться с транспортом. Такси не стал брать (хотя в последующие дни пользовался ими весьма часто), нашёл подходящий автобус. Они были полупустые – общекитайские праздники закончились, утро буднего дня. Но праздничные флаги ещё не демонтировали.

20. Рядом туристический инфоцентр, замаскированный под мельницу.

21. Вокзал с другого ракурса. Какой же он огромный, всё-таки! Наверное, с полтора Курских вокзала Москвы.

22. Джипик и примета китайского Юга: девки под зонтами, берегущие своё самое драгоценное – белую мордашку. Тут это реально массовый бзик. См. также №16.

23. Нашёл свою “четвёрку”, отъезжаем. Вокзал в Санье построен довольно далеко от даунтауна, не говоря уж о курортных зонах или военно-морской базе Юлинь. Так что пешком не получится, надо на чём-то ехать.

24. Автобусы ходят часто, по типовым трассам цена – 2 юаня (10 руб.). Это для Китая недёшево – курорт всё-таки. Скажем, в хайнаньской столице Хайкоу – 1 юань (5 руб.).

25. Плюсом китайских автобусов является также их почти повсеместная кондиционированность. Тут даже комфортней, чем в такси, где постоянно открыты окна и обдувает жарким влажным воздухом. А внутри автобуса – около +17° + 18°. Сразу фиксирую и вьетнамизированные типажи, не очень китайские – в Санье и вообще на Хайнане некитайцев примерно одна пятая населения.

26. Через 20 минут автобус высаживает меня на главной улице в центре, затём ещё 10 минут пешком – и я на берегу Южно-Китайского моря! Вот теперь можно и даже нужно омыть в его водах свои кирзовые сапоги.

27. Прям-таки и не верится, что всего лишь 5 дней назад я ехал по заснеженной инеем Иркутской области, где было -7°. А тут +31°. Сижу на бережку под пальмами, любуюсь морем, морально отхожу от стука колёс. Надо дождаться полтора часа, и идти в отель к полудню.

…Подходит какой-то робкий продавец, осторожно пытаясь впарить мне стандартный пляжный товар. Потом ещё один. Потом и девка, с каменно-сувенирными календарями. Но ненавязчивые, и даже вежливые – сразу видно, что концентрация лаоваев не здесь, тут в основном кучкуются китайцы.
Все получают от меня стандартный ответ:
– Бу яо! (с соблюдением тонов, по возможности) – и сразу же отходят, поражённые китайской мовой от лаовая.
Так что сижу в тишине, наблюдая за местной приморской жизнию.

28. Ну вот, пора, кажется идти устраиваться в свой отель. На пути девка продаёт какие-то специфические дрова. Для копчения, что ли? Или для камина?

UPD: это сахарный тростник, оказывается. А мне некого там было спросить. Вот, пишут:
После того, как Вы определитесь, что точно решили попробовать сахарный тростник в чистом виде, девушка-продавец очистит его для Вас от толстой шкуры и так и вручит. Как его есть? Просто. Грызите и жуйте. Сок проглатываете, всё остальное выплевываете. Одной палочкой можно вполне утолить жажду.

29. Вот и моё место обитания на ближайшие четыре дня (белое, высокое). Взял кондиционированный номер с интернетом в даунтауне, а не в курортной зоне, и потом пятижды возблагодарил себя самого за такое мудрое решение. Я же приехал не тупо валяться днями на пляже, а исследовать местность. Ко мне тут не будут приставать прилипчивые зазывалы, таксисты не будут драть вдвое, а добрые уйгуры в ближайшей чифаньке наискосок будут кормить утром и вечером отличнейшей едой за какие-то совсем смешные копейки.

Но это ещё не самый конец “поездного” цикла Петербург – Санья.
Ведь я уехал с русскоязычного города, и надо приехать тоже в русскоязычный, для аутентичности поездки. Россия – это одна из всемирных цивилизаций, и она не кончается нигде – есть она в Нью-Йорке, в Сан-Франциско, в Париже, в Харбине… есть она и в Санье. “Проникновенье наше по планете особенно заметно вдалеке…” – как пел незабвенной памяти Владимир Семёныч когда-то, помните?

Так что заключительная серия – про Санью русскую.
Там и будет зафиксирована самая южная точка экспедиции 🙂

Окончание следует.

Вторая Китайская экспедиция: от Балтики до Южно-Китайского моря: содержание серии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 + 5 =