Загадочная Даурия, 6814 – 7270 км

Вторая китайская экспедиция, часть XIV

Сегодняшняя серия – про степную Даурию.
И если главный ход Транссиба мне хорошо знаком, то маньчжурский ход на юго-восток от Карымской являлся для меня совершенно неизведанным пространством. Какая она, эта загадочная Даурия, о которую уже 350 лет разбиваются сухопутные волны Великого Китайского океана? Что меня ждёт за мостом через Ингоду – который я так много раз проезжал мимо и по которому до этого никогда не ездил? Навскидку вспоминался только роман Константина Фёдоровича Седых, который я когда-то читал в старшем школьном возрасте, с его лихими забайкальскими казаками.
И вот, в пять утра наш поезд пересёк эту черту, ушёл вправо от главного хода Транссиба и прогрохотал мостом над Ингодой. Началось неизвестное.

Степная Даурия с лысыми округлыми сопками

Схема пути на юго-восток от Читы.

2. И хотя мы ушли вбок от главного хода в кромешной темени, рано утром, я всё же дам изображение этого места. Вот открытка примерно 1908-1909 гг. Прямо – Великий Сибирский путь, тогда он упирался тупиком в Сретенск. Направо уходит т.н. “Соединительная ветвь к Китайской границе”, как затейливо назывался участок КВЖД на русской имперской территории. Тогда по ней можно было доехать и до русского Владивостока через Харбин, и до японского Дайрена, бывшего Дальнего, отнятого японцами по итогам войны.

(Кстати, обратите внимание на ошибку в подписи – “Кругобайкальская”. Это потому, что открытки печатались в Мск и СПб, и тамошние редактора зачастую не владели правильной терминологией, что как называется – оттого и громадное количество ошибок в подписях к дореволюционным открыткам)

3. А вот отворот маньчжурского хода в 2007-м. Так он выглядел с Транссиба шесть лет назад – в то благословенное время, когда окна у поездов ещё открывались, а ход был не электрифицирован. Вот в ту выемку, за ингодинский мост, мы и поехали.

Ладно, от лирического отвлечения возвращаемся к нашему пути.

4. Рассвет встретил меня за 50 км до Оловянной. И хотя после Читы удалось поспать всего часа четыре, я вскочил рано, томимый любопытством неизведанного.

5. Даурия радовала – обещал быть отличный солнечный день, с чудесной видимостью, которая в Забайкалье потрясающа. Вот первые лучи солнца озарили лысые сопки и необозримые покосы с пастбищами.

6. А вот уже и Оловянная. Подходим к станции.

7. Ух! Старые депо КВЖД!

8. Тихим ходом без остановки прошли Оловянную.

9. Сразу после Оловянной – мост через Онон.

10. Чингисханова река, которую теперь контролируют русские, оказалась весьма немаленькой. И уж точно не меньше Хилка. Только она омывает лысые сопки, а не таёжные, как Хилок или Чикой.

11. А наверху, в седловине сопки, располагалась часть посёлка Оловянная. Смотрелось очень колоритно!

12. Дальше некоторое время наш путь пролегал вдоль Онона.

13. Скоро вдоль линии показались угольные горы. Не Харанор ли это, часом?

14. Он, он! Точно – это Харанорская ГРЭС, энергетический гигант Забайкалья, с трубой в 240 м. А станция близ ГРЭС называется Ясногорск.

15. Контролирую по планшету наш путь.

16. Пора и перекусить. А то скоро Борзя, надо её хорошенько посмотреть. На фото – настоящий подкопчёный колбасный сыр (а не “сырный продукт”), идеальное средство для питания в дальней многосуточной дороге. Везу его от самой Москвы, и он в отличном состоянии.

17. Надо сказать пару слов и о легендарной “Куке”, которой меня снабдил dmitry_a в Чите. На мой вкус, это сейчас самая лучшая минералка России, которую можно пить бесконечно. Никакую другую минералку, кроме “Малкинской”, не могу и близко поставить с ней рядом. А если она немного охлаждённая – то и вообще божественна, просто наслаждаешься! Открытие было сделано ещё в 2007-м, и с тех пор вкус воды не изменился в худшую сторону. Что радует.

18. Вот она. Это подвид лечебно-столовый, а есть ещё и простая столовая “Кука”, не менее вкусная.

19. Станция Бырка.

20. Рядом блестит уазик.

21. Около одиннадцати утра прибыли на станцию Борзя, где кончается электрификация и начинается тепловоз до границы. Тут у нас большая стоянка, полчаса. Можно погулять и посмотреть.

22. Самый главный закон в осмотре станций – нужно всё смотреть быстро на начальном этапе. А то потом может и не получиться. Так что я сразу же забрался на виадук и сделал панорамы станции с перспективой в обе стороны. Вот вид на маньчжурскую сторону, с лесным составом в Китай (через 10 минут тов. Цыренов будет требовать его удаления, ввиду стратегической значимости – но я этого ещё не знаю).

23. Брутальные суровые тепловозы. До границы же у нас – тепловозное царство 🙂

24. А это вид на читинскую сторону, назад.

25. Здесь, как вы помните, меня задержали за съёмки секретных лесовозных поездов, секретного сталинского вокзала и секретных пассажирских перронов. Разбирая снимки, я обратил внимание, что ст.лейт. Цыренов тоже остался на них. Вон он, около моего вагона №7 бдит.

26. Сходил и на привокзальную площадь, впрочем, совсем пустую. На пекинский поезд тут садятся единицы.

27. Зашёл внутрь, там на меня пялились аж трое охранников. И когда я достал фотоаппарат, дабы снять интерьер, они дружно замахали руками (принимая меня за иностранца, что было удобно). Но я всё же снял расписание.

28. Снимок вокзала со стороны путей.

29. Наш поезд на первом пути.

30. А вот этот снимок, с Тигришей, окончательно добил бедного полиционера. В этот момент он стоял сзади и с изумлением наблюдал, как я достал её из кармана, поставил на поребрик, присел на корточки и снял видовой снимок. После этого я пошёл к голове состава – а он пошёл за мной, в некотором отдалении. Далее вы знаете, я уже рассказал 🙂

Борзинское происшествие сильно придало мне адреналина, я долго потом мысленно проигрывал ситуацию ещё раз. Да вроде правильно всё сделал. Пришла проводница, принесла пару огурчиков. А я её угостил бутылочкой “Куки”. “Ну вы даёте, Сергей Геннадьевич! Как вы его отбрили! Я бы и не догадалась с собой эту телеграмму носить”. “Вам спасибо, за поддержку – а то бы мне потрудней было…”.

31. Дальше началась совсем уж голая выжженная степь. Линия стала виться петлями, некоторые в половину окружности.

32. На фото – местные элеваторы. Как видите, сильно отличаются от западно-сибирских.

33. И снова петля. Проехали станцию, затем едем обратно, но уже ниже.

34. Вот это типичный даурский пейзаж. Гладкие переходы высот, чистая перспектива, без лесов – однако это совсем не равнина, рельеф не простой и линия постоянно вьётся кривыми. Справа видно, как мы ехали чуть раньше и ниже.

35. Станция Билютуй.

36. Даурская станица на склоне лысой сопки.

37. Стадо коров.

38. Наконец, справа появилась дополнительная линия. Начало чувствоваться дыхание пограничной станции. Я подумал-подумал, убрал в чумадан зеркалку, изъял оттуда флешку и достал оперативную камеру. Буду ей снимать дальше. А то мало ли, вдруг обломленный борзинский полиционер сообщил коллегам в Забайкальск, что в поезде едет вредный фотограф? Обидно будет потерять отснятое! Так что, береженого Бог бережёт…

Далее – рассказ про железнодорожный Забайкальск.

Вторая Китайская экспедиция: от Балтики до Южно-Китайского моря: содержание серии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × пять =