Канск – Иланская – Нижнеудинск, 4962 – 5297 км

Вторая китайская экспедиция, часть X

Конец третьего светового дня на пекинском поезде я вынес в отдельную часть, и не просто так. А с целью сосредоточиться на станционной торговле и показать её поподробнее – потому что именно вечером 1-го октября мы проезжали станцию Иланская, которая оказалась в этом смысле самой изобильной на всём нашем пути до границы. Заодно посмотрим и то, как иностранцы – пассажиры дальних транссибирских поездов взаимодействуют с нашей внешней (и в основном незнакомой им) средой. Тут тоже есть нюансы.

Станция Иланская, 4376-й километр Танссиба. Тут – самая активная торговля

2. После пересечения Енисея мостом, примерно через три с половиной часа после него, без остановки проехали Канск. Когда-то в СССР это был важнейший военный центр, наводнённый частями, а также и дислокация штаба армии, но сейчас его значение упало. На фото – полноводная река Кан, на которой и стоит Канск.

3. Небольшая станция Иланка.

4. Около шести вечера, по красноярскому времени, показалась большая станция с депо – судя по немалому количеству электровозов.

Это была Иланская, о ней я вам подробно рассказал пару лет назад, когда ехал на “Байкале” из Иркутска в Питер.

5. На месте и паровоз с надписью…

6. …и аккуратный вокзал сталинского времени…

7. …и царское здание депо, на западной стороне станции.

Вот только встали мы не на широкой первой платформе, а на узенькой второй, задом к вокзалу. Так что перелазим на другую сторону тамбура. Там произошла такая история, о которой я не рассказал в путевых заметках.

Когда я вылез на сторону торговок, ко мне подошли трое японцев с пятого вагона. Они ещё вчера распознали, что я какой-то не совсем стандартный пассажир, и ходили за мной в поисках интересного. Ну так, ненавязчиво, но вот пошёл я вечером в Барабинске снимать локомотив – смотрю, и они тоже следом трусят, со своими камерами. Пошёл в Омске к паровозу – и они тоже за мной, на некотором отдалении. Типа как за экскурсоводом.

На английском они вежливо спросили, могу ли я им помочь выбрать еду. В принципе, у меня после Красноярска еды было навалом, покупать я ничего не собирался, так что согласился ходить с ними. А поскольку у меня с голосовым восприятием языка плохо, то сбегал в купе за планшетом с гуглопереводчиком, и начал выяснять, а что же им надо.
– А вагон-ресторан не нравится, что ли?
– (замотали головой) ноу, ноу – ви вонт хоумфудз!
– Какие продукты хотите купить?
– Эээ… sweets, potatoes, ethnic siberian food, chickens… – начали перечислять они.
– Ага, примерно понятно. Ну давайте пойдём по рядам, и будем смотреть по обстановке.

Пошли, такой коллективной стайкой. Они платят, а я выбираю.

7а. Вот примерно так общались (фото марта этого года, когда я на “Афанасии Никитине” возвращался домой из Москвы с двумя японками в купе, но для наглядности ставлю тут):

В итоге я им выбрал мини-жбанчик квашеной капусты, горячей картохи, взяли цельную курицу и несколько ножек, пакет с кедровыми орехами, два стакана с брусникой, кусок отличного сала с чесночком, цельных шишек на сувениры, беляшей с мясом (себе тоже взял парочку), баклажку местной минералки, вяленого лещину, малосольных огурцов кучку, и под конец они, осмелев в незнакомой среде, набрали ещё кучу вафельных трубочек к чаю. Втарил детей Восходящего Солнца по полной программе, и они с двумя увесистыми пакетами, довольные как слоны, пошагали к себе.
– Thank you very much, you very much helped us, we are afraid to buy here!
– Да хуле там благодарить, ступайте с Богом, да и кушайте на здоровие.
(“Сам знаю это состояние – я поначалу был такой же беспомощный в вашей среде, как и вы в нашей“).

Тут надо пояснить, что действительно, людям “иероглифических” стран намного сложней ориентироваться в нашей еде, чем, скажем, людям из Европы или САСШ. Тем тоже, конечно, не всё понятно, но тем не менее наш вкусовой ряд сходен – а вот различия с корейцами, китайцами, японцами намного выше. Я также чувствую дискомфорт и непонимание примерно 60-70% продуктов и пакетиков на китайских станциях, так что совершенно понимаю их состояние: вкусненького местного очень хочется, ресторан на третьи сутки пути заебал, да и дорого там, но боишься непонятного. Мало ли на что нарвёшься? Я вон тоже в первую поездку в Китае взял раз с собой в вагон какой-то пакет с красивым изображением крокодила, а там внутри оказались какие-то острокопчёные то ли яйца, то ли внутренности какие. В общем, незаметно оставил пакет соседям тогда 🙂

* * *
По пути, пока ходили, снимал торговые ряды.
Давайте посмотрим вместе со мной – чем сейчас торгуют?
Что в наличии, что можно взять с собой в дальний путь?

8. Во-первых, торговки чётко распределили между собой все вагоны. Ленивым можно прямо с подножки купить, и вообще по платформе не ходить.

9. Во-вторых, ряды со снедью на станции большие, торговок много. Можно ходить, и пробовать торговаться – но мало кто снижает цену (иностранцам заряжают цену побольше, так что хитрые японцы со мной в качестве экспедитора сэкономили не менее пары сотен, а то и побольше, если считать на всю партию).

10. Вон, тоже иностранцы прицениваются.

11. Да, товариси, это вам не Кобэ с Ниигатой!

12. Жителям Туманного Альбиона попроще, они лучше островных восточников секут фишку.

13. Вот так происходит общение: “Уан пис, плиз”. Кстати, в отличие от торговцев внутри Китая (которые вообще не знают ничего по-английски, только своё китайское), многие торговые тётеньки на Иланской неплохо секут английские числительные, и не только уан-ту-фри. Но и илевен, и твелв, и даже фифти.

14. “Ага, поняла! Счас выдам!” (обратите внимание, что торговки с разовыми прозрачными перчаточками).

15. Ассортимент-1. Сальцо, курица, котлеты, малосольные огурчики, картоха варёная, колбаса, курица…

16. Хлеб, беляши и пирожки всякие. Кстати, пирожков, относительно советского времени, стало в ассортименте намного меньше. Тогда это был станционный товар №1.

17. Ассортимент-2. Тут прибавляются отварные яйца, и жареная рыба, ну и кедровые орешки. И – в углу – вафельные трубочки. Будете смеяться, но именно их к концу стоянки иностранцы с первых трёх вагонов нашего поезда разобрали почти все.

18. Ассортимент-3. Вяленая рыба, блины, пирожки…

19. Опять кедровые орешки! (но у иностранцев шли на ура шишки – как сувениры)

20. Проводница пхеньянского вагона, на страже входной двери.

В общем, Иланская отяготила поезд на много килограмм продуктов.
Все довольны – торговки выручкой, пассажиры – нересторанской едой.

21. Озерцо за Иланской. Начало вечереть, и я уже дальше не стал снимать.

22. Заключительная большая стоянка третьего дня – Нижнеудинск (а в узловом Тайшете пекинский поезд не стоял вообще). Это Иркутская область, и тут разница с Москвой в пять часов.

23. Тут температура упала почти до ноля градусов. Я совсем немного погулял, и обратно в вагон – отогреваться бальзамом!

Наступившая ночь была самой холодной за всё время моего пути: в Зиме в три часа ночи было -8.
А рано утром меня ждал Иркутск.

Вторая Китайская экспедиция: от Балтики до Южно-Китайского моря: содержание серии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × один =